?

Log in

No account? Create an account

(no subject)
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov
Кризис и терпение
Положение дел на машиностроительных предприятиях говорит о серьезном обострении кризиса, который уже давно носит хронический системный характер.
Практически все предприятия длительное время работают по сокращенным графикам. К примеру, Борисовский завод «Автогидроусилитель» работает три дня в неделю. По понедельникам - рабочих заставляют брать за свой счет, по пятницам – оплата по 2/3 тарифной ставки оклада. Зарплату постоянно задерживают, эта беда для рабочих стала носить хронический характер. Отпускные во время не выплачиваются, есть работники отгулявшие отпуск, так и не получив отпускные.
Минский подшипниковый завод так же работает три – четыре дня. Рабочих в течение рабочей недели могут отпускать, предупредив, если появится работа, то будут вызывать.
Наши гиганты МАЗ, МТЗ, Гомсельмаш так же испытывают большие сложности с организацией производства. На МаЗе рабочий месячный график вместо 22-23 рабочих дней включает только 16.
Структура машиностроительного комплекса такова, что агрегатные заводы Осипович, Борисова, Баранович, Бобруйска, в основном завязаны на сборочные конвейера МАЗа, МТЗ, БелАЗа, а так же на ряд предприятий России.
Падают объемы производства на этих предприятиях, без работы остаются и эти заводы. Весь машиностроительный комплекс стал убыточным и, похоже, вошел в штопор.
Падение производства по всему видно не остановить.
Нельзя, как это пытается делать А.Лукашенко, отнести все к внешнеэкономическим причинам, мировому экономическому кризису. Кризисы – неотъемлемая составляющая капиталистического производства. Но, Беларуси это касается в меньшей степени. Конечно, падение цены на нефть снизит сверх прибыли предприятий нефтехимической отрасли. Но машиностроительный комплекс загибается по одной причине - это отсутствие разумной промышленной политики и, как следствие, потеря рынков сбыта из-за низкой конкурентоспособности машин, производимых белорусскими предприятиями.
Благоприятные условия ряда прошлых лет для преобразования и модернизации предприятий машиностроения безвозвратно ушли в прошлое. Я, будучи председателем профсоюза АСМ и сопредседателем Белорусской ассоциации независимых профсоюзов промышленности, в начале 90-х годов поддерживал сохранения крупных наших производств. Профсоюзы не могли допустить массовое сокращение рабочих мест. Мы видели, как либеральный беспредел в России развалил все машиностроение. В эти годы МТЗ производил в 5 раз больше тракторов, чем все тракторные заводы Российской Федерации. Но время не стоит на месте. И вот уже и МАЗ, и МТЗ и другие наши производители машин и механизмов катастрофически теряют позиции на, казалось, необъятном российском рынке. В Россию пришли многие транснациональные корпорации (ТНК), производящие и автомобили, и трактора и сельхозмашины. Да и собственные машиностроительные предприятия заработали. Россия щедро субсидировала белорусскую экономику, эти цифры многократно приводились в прессе. Но, руководство Беларуси не понимало сути мировых трендов в машиностроительном производстве и не приняло своевременно необходимых решений по радикальным изменениям в технической политики, модернизации и реструктуризации предприятий машиностроения. Строили ни кому сейчас не нужные дворцы, вместо того, чтобы эти средства вкладывать в перевооружение предприятий. Торговались по приватизационным проектам и остались без инвестиции. Кричали о создании новых рабочих мест, которые могли бы решить вопрос лишней численности, но воз остался и ныне там. И так во всем. На фундаментальные преобразования промышленных предприятий ума у власти не хватило, а сейчас похоже поезд ушел.
И интересно, что грабли одни и те же – давай вал, давай объемы. Заваливай склады, замораживай оборотные средства, «рисуй» производительность – все для доклада руководству. Мол, вот производительность повысили, рабочие места сохранили – все для успокоения государственной головы, но и, конечно, защиты своей задницы. Так и работали предприятия, отставая от мировых тенденций. Как говорят латиняне «Non progredi est regredi». Не идти вперед, значит идти назад - вот смысл этого высказывания. Назад в небытиё. Многие машиностроительные заводы исчезли или исчезают.

Очевидно, что для прожектерства в планировании объемов производства пришел конец. Сколько собрал заказов, столько и делать надо. Эта формула должна стать основной. Но готово ли технологическое обеспечение и структуры производственных мощностей для работы по такой схеме? Насколько? Мы увидим.

В 1999 году я был в Словении. Это государство так же образовалось при распаде союзной Югославии. Коснулось его, но, правда достаточно скоротечно и война. Я знакомился с машиностроительным производством и, конечно, с предприятием «Gorenje» (Горение). В то время это предприятие бытовой техники уже производило конкурентоспособную продукцию и с итальянскими и другими производителями Европы. Для организации предприятия и вывода его производства на современный технический уровень был создан инвестиционный фонд, без иностранных, как мне тогда объясняли инвесторов. Сейчас Словения развитое государство и в ЕС вступило не как содержанка типа «Литвы» и «Латвии», а с достаточно развитой экономикой.
За 20 лет правления Лукашенко и в экономике и в промышленности, да и других отраслях оказались изжитыми творческие и смелые решения соответствующие вызовами времени.
Над всем довлел президент, и это схема управления, ведущая в бездну, сохраняется, и сейчас.
Призывы «напрячься», как это делал А.Лукашенко в Барановичах, говорит о беспомощности руководства в поисках выхода из кризисного состояния. Призывы «напрячься» и «потерпеть» вряд ли найдут почву в сознании трудящихся. В первую очередь они вряд ли понимают в чем напрячься, если работы нет, а вот «потерпеть»? Как бы они это и делают. Терпят отсутствие работы, терпят беспредел начальства, терпят декреты президента, уничтожающие их трудовые и гражданские права, терпят падение зарплаты, терпят особенно в малых городах невозможность устроиться на какую-либо работу. Многое терпят!
Возможно, запас терпения у людей достаточно большой, который так же поддерживается и государственными СМИ, и событиями в соседних странах. Вряд ли можно найти среди трудящихся, тех, кто хочет ситуации, подобной в Украине.
Собирая подписи на проходных предприятий за выдвижение С.И.Калякина, я наблюдал реакцию людей как на политическую кампанию в целом, на нынешнюю власть, так и на альтернативных политических лидеров.
На мой взгляд, бытует ряд ошибочных мнений о состоянии рабочего сознания, которые сами рабочие и поддерживают.
«Люди боятся, поэтому они не активно реагируют на различные проблемы на производстве, не выходят с протестами, не поддерживают оппозиционных лидеров и т.д.»
Нет, люди не боятся, они не трусы и не следует их осуждать. Их надо понять.
Их ли вина, в том, что отсутствует чувство классовой рабочей солидарности? Это их беда.
Поэтому с философией «каждый за себя», человек становится предусмотрительным и осторожным. Против лома нет приема, а другого «лома» то нет. Так чего лезть на рожон. Власть, конечно, ругают, но когда ее не ругали. Будут демократы у власти, будут ругать их. Как писал классик рабочего движения « никакая демократия в мире не устранит классовой борьбы и власти денег ….». К тому же, и тоже из классика – «любая власть для черни ненавистна», так что на любовь подчиненных тем более народа может надеяться начальник только от недостатка ума.
Подход среднего рабочего прагматичен – есть работа, платят зарплату, есть свободное время, в том числе, для дачного и подсобного участка, то чего еще надо. Денег больше? У кого есть голова, и руки тот находит дополнительную работу. А кто предпочитает «горькую», то для них Лукашенко мил в первую очередь. Сейчас тем более с разрешением на продажу алкоголя в любое время и понижением цен.
А чего ждать от оппозиции? Лучше точно не будет, а хуже может быть. Так что лучше старая власть, чем неизвестность. Да, и, действительно, ни у кого из кандидатов в их речах ничего убедительного для народа нет.
Беда нынешней оппозиции, что они живут временами 90-х годов. А народ, то изменился. И смешно слушать, когда некоторые лидеры заявляют, что миллион белорусов поднимется на защиту озвученных ими лозунгов.
Для того чтобы понять работника, рабочего, учителя или другого работающего по найму надо поставить себя на его место. Жить то надо сегодня, кормить детей сегодня и т.д.
Если ты людям не можешь гарантировать достаток при перемене, обеспечение нормальной жизни человеку, без политических амбиций, без стремления к власти и самости, то чего ты его зовешь за собой, когда он еще имеет какую-то возможность жить. Вопрос не простой. Но терпение людей тоже не безгранично.

А. Бухвостов

Идеология борьбы
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov
В 90-ые годы, когда мы создавали независимый профсоюз АСМ, основная идея была определена так:
- профсоюзы, являясь организацией класса наемных работников, всегда находятся в оппозиции к власти и работодателям;
-профсоюзные лидеры и функционеры, которых избирают и содержат работники наемного труда, защищая их интересы, действуют в соответствии с тезисом: «член профсоюза, наемный работник в конфликте с работодателем всегда прав».
Только с таких позиций, на мой взгляд, можно вступать в партнерские отношения с работодателями, с капиталом. Классовая борьба должна вестись не на уничтожение сторон или их порабощения, а на достижение результата удовлетворяющего все стороны. Капитал и власть едины в своих действиях и проявлениях. Их основная цель – прибыль, рост капитала. Цель работника тоже прибыль или доход при реализации своего товара рабочей силы. Все эти отношения объяснены давно К.Марксом, введением понятия прибавочной стоимости, понятием эксплуатации наемного работника. Наемные работники в отношениях с собственником не едины. Идеологи рабочего движения Б. и Г. Ракитские обращали внимание на то, что есть наемные работники эксплуатирующие, те, кто является доверенными лицами капиталиста, управляющими, руководителями предприятий и организаций, и есть эксплуатируемые. Первые состоят в особых отношениях с собственником и реализуют практически их функцию непосредственного работодателя. Их доля прибыли, их зарплата часто в десятки, сотни, раз превышает зарплату эксплуатируемого наемного работника. Разный материальный интерес, разные идеологические установки и соответственно практические действия. Есть государственный капитал, есть частный, и работодатели являются их управляющей частью. Поэтому государство, правительство всегда на стороне капитала. Лукашенко, как основной собственник, Декретом № 5 дает права, даже заставляет своих управляющих более нещадно эксплуатировать работников, создавая им экстремальные условия, устанавливая за ними дополнительный контроль.
Вот смысл этого Декрета, как и других. Руководитель государства защищает интересы капитала, а не работников наемного труда. Если раньше Лукашенко чаще делал «реверансы» в сторону рабочих, то в настоящее время этого практически нет. Они, работники виноваты во всех проблемах, которые испытывает экономика страны, а не руководство государства. Рабочие плохо работают, поэтому плохи живем. Дежавю. Это было уже в Советском Союзе. История повторяется, но уже в виде фарса. Что и происходит.
Я опять возвращаюсь к словам Б.В. Ракитского. В одной из своих работ он говорит об особой важности идеологии в профсоюзном и рабочем движении. «Масса становится социальной силой только в том случае, если ею овладевает идея. Класс становится классом, только обретя собственную идеологию. Без идеологии масса остаётся биомассой» - подчеркивает он. Нельзя не согласиться. Что бы победить врага, в первую очередь следует лишить его объединяющей идеи. Основополагающей идеей профсоюзного и рабочего движения была идея коллективной борьбы наемных работников за свои права с капиталистами и капиталистическим государством, идея солидарности. Права носили интегральный смысл и характер. Это не только цена товара работника – рабочей силы, но в первую очередь защита своего человеческого и гражданского достоинства, уничтожение рабства и раболепия в сознании своего класса, освобождении труда и формирования гражданской ответственности как внутри своего класса, так и в общественном сознании. В свое время эта идея стала овладевать массами, рабочее и профсоюзное движение оказалось на подъеме, буржуазия вынуждена была отступать и соглашаться с требованиями рабочих организаций. Капиталистическому классу пришлось приложить немало усилий, затратить колоссальные средства, использовать все способы подавления, а так же втягивания организаций работников в пресловутое социальное партнерство, что бы размыть идею коллективной борьбы. Начиная с середины 70-х годов прошлого столетия, овладевать массами стала идеология неолиберализма. В своей статье «Возвращение рабочего класса» канадский ученый Сэм Гиндин пишет: «В течение последних трёх десятилетий произошли довольно удивительные перемены в траектории развития капиталистических обществ. Достижения рабочего класса, ранее выдаваемые за свидетельства успешности капитализма, — высокий уровень жизни, растущая экономическая защищённость, — внезапно были провозглашены “проблемами”. Вынужденные уступки и постоянное ощущение незащищенности стали новыми “естественными” условиями существования, а растущее неравенство — неизбежностью.
Все эти явления могут быть описаны одним общим термином — “неолиберализм”, которому Адольф Рид, известный американский политолог, дал превосходное определение: “капитализм без представляющей интересы рабочего класса оппозиции”[1]. Это лаконично подчёркивает тот факт, что данный тип организации общества обусловлен беспомощным положением трудящихся. Также очень важно, что подобная трактовка способствует более ясному пониманию событий конца 1970-х, когда рабочее движение оказалось слишком слабым для противостояния правому повороту».
Дальнейшее развитие этой темы выходит за рамки данной статьи. Несколько все иначе происходили процессы с трансформацией рабочего сознания на постсоветском пространстве.
В советское время у профсоюзов не было своей идеологии. Они были встроены в административно – командную систему управления государством, где на верху пирамиды стояла политическая партия. Наличие наемного труда отрицалось. Понятия собственности на средства производства было искажено, государственная собственность отождествлялась с общенародной. Демократические права работников были ограничены и формализованы. Политическая система Советского Союза ограничила права профсоюзов и запрещала им иметь собственную идеологию, наделив их несвойственными функциями. Демократизация политической системы, которая началась в 90-е годы прошлого века, давала шанс работникам наемного труда создать независимые профсоюзы и собственную идеологию свободного и независимого рабочего движения. Но рабочий класс, обезоруженный и развращенный советской системой, показал свою инфантильность и неспособность противостоять воинствующему неолиберализму, который стал новой государственной идеологией, сдался, позволив растащить государственную собственность олигархическим кланам, во главе которых стали бывшие «хозяева жизни» из около партийных кругов, авантюристы, проходимцы, бандиты и «воры в законе». Большей своей частью профсоюзы опять оказались в кильватере новых капиталистов, а некоторых просто стали к ним на службу, сохранив за собой прежние функции. Созданные частью рабочих независимые профсоюзные организации не смогли развиться, и объединится в мощное движение рабочего класса по защите своих прав. На мой взгляд так развивалась ситуация в России и Украине, где установился олигархический капитализм, а рабочий класс остался «с носом». Некоторые апологеты нового режима уже похоронили рабочий класс, но поспешили они или нет, зависит от того, сформируется у работников наемного труда идеология, которая восстановит их классовый потенциал.

А. Бухвостов

Это был профсоюз
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov
25 лет назад был учрежден Белорусский профсоюз работников автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения.
1990 год – был годом создания национальных профсоюзов, как отраслевых, так и их объединения – Федерации профсоюзов Беларуси (ФПБ). Это было сложное, но интересное время, время творческих поисков надежд, демократических преобразований.
Профсоюз АСМ был в некотором роде уникальным явлением в профсоюзном движении на постсоветском пространстве. Мне, как лидеру профсоюза и моим товарищам – единомышленникам, удалось в недрах старых, обремененных государственной идеологией, несвойственными функциями, которые в принципе искажали сущность профсоюзов как независимого самодеятельного движения наемных работников, создать организацию, которая взяла за основу своей деятельности исторически обусловленный опыт борьбы рабочих, работников по найму за свои права: и трудовые, и социальные, и политические.
В середине 1984 года мне пришлось возглавить профсоюзную организацию производственного объединения «Гомсельмаш». Я на заводе Гомсельмаш с 1971 года. Пришел после службы на флоте в отдел главного энергетика. Занимался автоматизацией управления производством. В 1976 году был назначен начальником информационно-вычислительного центра объединения. Приняли в члены КПСС. А в 1980 году избрали заместителем секретаря парткома. Поэтому я и говорю что пришлось….., ибо путь в профсоюзную работу был «партийным поручением».
Предприятие было большое и проблемное, работало более 35 тысяч человек. Может не стоит так подробно говорить о себе, но это важно для понимания дальнейших процессов.
Я негативно оценивал деятельность профсоюзов. Конечно, надо кому-то было делить, распределять и т.д. Но почему профсоюзы?
Пришлось изучить историю рабочего профсоюзного движения. Мне удалось создать новую классную команду в профкоме. Работа профкома изменилась. Профком отказался распределять, выполнять просьбы «различного рода» администрации, но контроль выполнения оставил за собой. С нами администрация согласовывала все вопросы производственных отношений, а мы высказывали свое мнение, и отстаивали интересы работников. Конечно, многим это не нравилось. Были конфликты. Но к независимой политики профкома стали привыкать. Внедрили систему заключения коллективных договоров и соглашений (по цепи: участок- профгруппа, администрация цеха - цеховый комитет, администрация завода – профком).
В 1986 году IV пленум ВЦСПС принял постановление в расширении прав первичных организаций, и мы начали избавляться от диктата профсоюзных чиновников, в том числе и в распределении профсоюзных взносов наших членов профсоюза. Это было важно для утверждения независимости профсоюзной организации.
В 1989 году утверждая свою независимость от администрации, профком на конференции отказался от премий за хозяйственную деятельность. Мы стали расценивать подобное, как плату за соглашательство. Отношения с администрацией обострялись. Стали укрупнять цеховые организации, вводить освобожденных работников, снизили перечисление в вышестоящие структуры. Профком поддерживал любые активные действия работников. В объединении в это время произошло более сорока локальных забастовок. Требования работников выполнялись. Я неоднократно писал в ВЦСПС предложения по реформированию деятельности профсоюзных структур, в том числе и об отказе управления средствами социального страхования.
В 1986 году после аварии на ЧАЭС профком стал добиваться от властей ликвидации последствий, опираясь на требования людей. В 1989 году профсоюзная конференция приняла требование к правительству СССР и другим госструктурам по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Требования были направлены по инстанциям. Конечно, нам приходилось переживать давление от власти, но нарастало недовольство в регионе, и власть боялась переходить к открытым репрессиям. В апреле профком возглавил забастовочное движение, организовал 26 апреля забастовку, а в июле созданы Городской забастовочный комитет организовал «Марш за выживание» в Москву и Минск. Все финансовые и организационные проблемы обеспечения деятельности ГЗК и акций профком брал на себя.
Занимаясь проблемами предприятия, я думал и о преобразованиях в профсоюзном движении.
У меня были хорошие отношения с председателем профкома МТЗ Ч. Федоровичем. Когда Чеслав был на Гомсельмаше, мы условились, что он будет выставлять свою кандидатуру на должность председателя создаваемого отраслевого профсоюза, а гомельчане его поддержат. После переговоров с Догужиевым, заместителем председателя Правительства СССР и подписанием протокола, я уехал в отпуск. А на конференцию делегацию Гомсельмаша возглавил мой заместитель В.Киселев. Следует отметить, что мне удавалось ладить со всеми враждующими сторонами (старые кадры, оппозиция, радикалы, представители национального движения и т.д.)
7 сентября 1990 года состоялась конференция представителей профсоюзных организаций предприятий автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения Беларуси по образованию нового профсоюза. Утром 7 –го я приехал в Гомель. Мне позвонил В.Киселев и сказал, что Ч.Федорович отказался выдвигать свою кандидатуру. И они решили выдвигать меня, до голосования подумать оставалось 30 минут. Ничего делать не оставалось, я согласился. А потом сообщили, что я избран председателем профсоюза. На этом конференция прекратила свою работу, посчитав ее первым этапом.
Потом было много событий, съезд ФПБ, XIX съезд ВЦСПС, который и упразднил эту структуру. На этом съезде я увидел, что много товарищей с предприятий страны, которые мыслят, так же как и я.
Ведь даже понятие «наемный труд» в Советском Союзе не имело права на жизнь. Считалось, что это только там, в капитализме.
Практически я принял вскоре окончательное решение, хотя уходить с завода не хотелось.
Концепция профсоюза у меня была уже написана. В Минске я обсуждал наша проблемы с Ч.Федоровичем. Я считал, что заместителем председателя должен стать представитель МАЗа и попросил его назвать мне профсоюзников, которые проявили себя как «бунтари» против системы. Он назвал мне Белановского, Белостенного и еще пару человек.
На съезде ФПБ я оказался рядом с Н.Белановским, поговорил с ним, узнал его историю, показал ему концепцию профсоюза и сказал, что если он согласен, я буду предлагать его кандидатуру на съезде. Он тогда работал экономистом в ЛЦСЧ.
Я разработал Устав и Программу для съезда, в подготовке съезда большую помощь оказал Стаделов А.Г, который еще оставался в аппарате прежней структуры.
30 ноября 1990 года состоялся 2-ой этап конференции, которая была преобразована в I –ый учредительный съезд профсоюза АСМ. Был принят Устав, Программа профсоюза, избран Совет профсоюза. Большинство на съезде поддержало мое предложение по Н.Белановскому, он был избран заместителем председателя. Хотя председатель профкома МАЗа был против.
Конечно, в любом движении многое зависит от лидера. Профсоюз был бы в любом случае, но он был бы, безусловно, другим.
Профсоюзная деятельность – это борьба. И кто не понимает, тому лучше не заниматься этим делом. В борьбе есть и победы и поражения, бывает и больно, и тепло. Надо только нормально относиться ко всем людям, к тем, кто с тобой рядом, побуждать к действию, к борьбе, но не требовать больше, чем человек способен сделать.
Может этот принцип мне и помогает в работе.
Формировался аппарат, система деятельности профсоюза, Совета, аппарата. У меня был уже достаточный опыт организационной и организаторской работы. И, главное теоретическая подготовка, понимание экономических и социальных отношений в капиталистическом обществе. Для многих очевидно становился факт того, что социализма никакого не было, был государственный капитализм, наемный труд всегда был, была эксплуатация труда. Мало кто из тех, с кем я встречался, серьезно занимались историей и теорией рабочего движения.

В свое время я прочитал много материалов и дискуссий о профсоюзах в начале 20-х годов XX века, глубже познакомился с деятельностью зарубежных профсоюзов. Многое дало двух недельное пребывание в Швеции. Под впечатлением опыта шведских товарищей, я написал небольшую брошюрку «Шведские дневники».
Новый импульс развития рабочего движения дали выступления рабочих в апреле 1991 года. Это было стихийное выступление. 2 –ого апреля 1991 года, когда было объявлено о повышении цен, я собрал председателей профкомов Минска и предложил организовать протестные акции, но коллеги сказали, что все у них на предприятиях спокойно и надо спешить. Я в тот же день улетел в Гомель. На заводах Гомсельмаша 3-ьего апреля начались митинги. Из Минска мне позвонил Белановский и сообщил о начале акций в Минске. А 4- ого апреля пошел народ и в первую очередь с предприятий нашего профсоюза. То, что мы лидеры профсоюза не оказались на острие этого выступления рабочих в Минске, я всегда относил к своим просчетам. В Гомеле все было по-другому, организации профсоюза АСМ находились в авангарде выступлений и протестов.
Дальнейшее развитие ситуации, создание стачкомов и новых профсоюзов стал вызовом лидерам профсоюза АСМ. Стачкомы мне были ближе по духу, чем «активисты старой профсоюзной школы». В Гомеле мы это все проходили еще в апреле 1990 года. И что я решил провести встречи со стачкомами на наших предприятиях, где они действовали. Я считал профсоюзный плюрализм крайне полезным делом для реформирования профсоюзной политики. Мне хотелось, чтобы новые рабочие лидеры, на предприятиях, где имели значительное влияние, становились во главе профсоюзных комитетов АСМ. С другой стороны появление альтернативных профсоюзных организаций на заводах, должны были бы подталкивать наших профсоюзников к более решительным и принципиальным действиям в конфликтах с администрацией. В принципе, это получилось. Во главе профсоюзных организаций Минского подшипникового завода, Гродненского завода автоагрегатов стали лидеры стачечных комитетов. На БелАзе председателя профкома С. Крыгина избирал весь коллектив тайным голосованием.
Определенные отношения у меня сложились с директорским корпусом. Директора в Минске, да и в других городах, кроме, конечно Гомеля, не привыкли к независимой деятельности профсоюза. Пришлось им разъяснять суть наших действий и профсоюзной политики. Острой была полемика с генеральным директорам Минского автозавода М.Ф.Лавриновичем, который также возглавлял и Белорусскую научно-промышленную ассоциацию. Он говорил, что мы не хотим с ними идти в одной шеренге, и призывал создавать свой заводской профсоюз.
В конце 1991 года профсоюз АСМ, РЭП и ряд областных организаций других профсоюзов промышленности, несмотря на протесты руководства ФПБ, создали и зарегистрировали Белорусскую Ассоциацию независимых профсоюзов промышленности (БАНПП). Этот шаг был необходим для окончательного утверждения и декларации статуса наших профсоюзов, как независимых структур и работы по коллективным переговорам с организациями работодателей и правительства. В 1992 году после достаточно сложных и тяжелых переговоров впервые в Беларуси было подписано Тарифное соглашение между БАНПП, организацией работодателей БНПА и Министерством промышленности. В нем были предельные нормы по зарплате, компенсациям за нанесенный ущерб здоровью работников и другие революционные и эксклюзивные нормы. Многие из них потом стали использовать другие профсоюзы, некоторые потом пытались провести в Генеральное соглашение. Об одной норме хочу отметить отдельно. По охране труда мы записали, что при гибели работника на производстве работодатель выплачивает семье погибшего компенсацию равную сумме годовых заработков за количество лет недоработанных до пенсии, но не менее десяти, и при потери трудоспособности за каждый процент месячный заработок. Ассоциация и профсоюз АСМ проводили активную, наступательную политику по защите интересов работников. Проведено несколько десятков митингов, пикетирований, локальных забастовок и других протестных акций. В 1993 году Белорусское телевидение выпустило фильм о БНАПП. Профсоюз АСМ приобретал авторитет и в международном профсоюзном и рабочем движении. В 1996- 1997 годах, в впервые, три профсоюза промышленности, с территории бывшего Союза, были приняты в Международную Федерацию металлистов: белорусские профсоюзы АСМ и РЭП и ГМПР из России. В 1999 году я был избран в состав Исполкома МФМ от профсоюзов Центральной и Восточной Европы. Об этом времени можно долго рассказывать.
Профсоюз АСМ вписался в структуру международного рабочего движения, стал сотрудничать с его неформальными организациями, как ТАЙ, членом Совета которой, я стал. Начиная с 1993 по 2004 годы профсоюз тесно сотрудничает с профсоюзами Швеции, Канады, Венгрии, Германии, Словении, Италии, Турции, Литвы, Латвии, Эстонии, Бразилии, Нидерландов, стран СНГ, Болгарии.
Были создан республиканские физкультурно-спортивный клуб «Волат», «Ветераны Автосельхозмаша, « Трудовая молодежь» в противовес БРСМ и женская организация «Социальная инициатива». Организации имели свои руководящие органы и вели самостоятельную работу, координируя её с Советом профсоюза АСМ.
Понимая, что независимость профсоюзной деятельности и улучшения положения наемных работников невозможно обеспечить без политической борьбы, я и ряд моих коллег образовали инициативную группу по созданию Демократической партии труда, а в 1993 году провели учредительный съезд и зарегистрировали Белорусскую партию труда. В названии партии на съезде большинством голосов было отклонено слово «демократическая». Делегаты посчитали, что деятельность власти к тому времени дискредитировала это определение.
В 1995 году БПТ участвовала в выборах в Верховный Совет, выдвинула 17 кандидатов в депутаты. Я был избран депутатом Верховного Совета Х11 созыва.
В профсоюзе были созданы сильные: правовая служба, экономический отдел, техническая инспекция. Для рассмотрения на сессии ВС. был подготовлен ряд проектов законов и изменений в действующее законодательство, в том числе проекты Закона « О предании заработной платы статуса первоочередного платежа», Закона «Об охране труда» .
Среди моих коллег, членов Совета были несогласные с моей позицией и в отношениях с руководством ФПБ, с директорским корпусом, с органами власти. В основном это были профсоюзники «старой волны» и их было немного. До 1995 года профсоюзы могли свободно проводить свои акции. Но с укреплением авторитарного режима, который устанавливал президент Лукашенко и его команда, профсоюзы стали испытывать давление власти по ограничению их прав. Я в 1995 году после разгона забастовки на метро, что наступающая диктатура один из первых ударов наносит по рабочему движению. Некоторым из моего окружения это не понравилось. Ряд лидеров профсоюзных организаций считали, что мы не должны участвовать в политике, выступать резко против Лукашенко. Была критика совмещения постов руководителя профсоюза и БПТ. Ч.Федорович, уже, будучи моим заместителем, написал записку в Совет АСМ о своем несогласии с моей политикой в отношении с властью и профсоюзной деятельностью. Но я мало обращал на это, потому что профсоюз АСМ набрал уже достаточный авторитет в профсоюзном движении и вел активную борьбу за права трудящихся. Подавляющее большинство актива поддерживало проводимые профсоюзом политику и действия. Лукашенко поставил задачу своим службам, министерству промышленности подчинить профсоюзы, убрать лидеров, которые не сдавали профсоюзную независимость. Профсоюзам была объявлена настоящая война. Много можно об этом говорить и писать. Я отмечу ряд моментов в развернувшемся противостоянии. В 2000 году была дана установка Минпрому, директорам предприятий не допустить моего переизбрания на 3-ъем съезде профсоюза. Но съезд поддержал меня, хотя против «зарядили» профком МТЗ, где у меня всегда была поддержка. Я понимал, что против профсоюзов разворачивается беспредел, и предложил на Пленуме Совета АСМ 12 мая 2000г. обратиться с жалобой в Международную организацию труда на нарушение прав трудящихся. Пленум поддержал, все понимали, что происходит. Был уже подписан пресловутый 29-ый Декрет о массовом переводе работников на краткосрочные контракты. Мы успели подать жалобу на июньскую сессию МОТ от 4-х профсоюзов.
Под давлением режима, директоров многие товарищи начали сдавать позиции, Создалась группа председателей профкомов, которые уже были готовы выполнить поставленную властью задачу по моему освобождению. Мне было предложено самому уйти в отставку, но я отказался. Сдаваться было нельзя, профсоюзы должны быть независимы. Мой выход в октябре на Октябрьскую площадь был точкой, но не последней. Как видите, мы продолжаем борьбу.


Профсоюз АСМ был в авангарде борьбы за интересы людей труда и утверждения независимости профсоюзного движения и в Беларуси, и в Восточной Европе. Думаю, в истории профсоюзного движения это останется.


Я никогда не на кого из моих бывших коллег не обижался. За годы работы с ними я представлял и знал, на что они способны в нашем деле. Имею ввиду, профсоюзную деятельность. Я рассматривал её как борьбу, классовую борьбу. Собственно, так оно и есть. Просто часть профсоюзников этого не понимает. А большая часть профсоюзных деятелей, в том числе и работавших со мной имели на этот род деятельности потребительский взгляд, как и подавляющее количество членов профсоюза, работников наших предприятий. Для меня не было неожиданностью, например, что Ахраменко и Ковалев сдадут, я неплохо их знал. Или Кузьмич, он, будучи заместителем председателя профкома Мотовело, в основном занимался хозяйственными делами. Для многих сохранение своего положения было предпочтительней, отдельные товарищи приходили и спрашивали, что им делать, как быть. Других запугали и серьезно предупредили. Но главное, что были и есть те, кто так же понимает, что профсоюзы могут быть только независимыми, в другом случае, это не профсоюз, а нечто другое. И это ребята, которые пришли в АСМ из стачечного и забастовочного движения как В.Лозовский, А. Евдокимчик и другие товарищи, которые сохраняют в себе идею настоящих профсоюзов, Я рад, что мы вместе и сегодня.


Мораль – относительная категория. И у нас с теми, кто сейчас возглавляет профсоюз разные моральные ценности. Конечно, им было бы спокойней делать отсчет от декабря 2004 года, так сказать пошло второе десятилетие внеочередного съезда, который изменил сущность профсоюза АСМ.

А. Бухвостов

Размежеваться и объединиться
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov
Ушла в прошлое очередная кампания – выборы Президента Респуьлики Беларусь. Опять, как это уже сложилось в последние годы, выборы прошли под диктовку и по сценарию власти. Как и в 2010 году оппозиционный блок вынужден был вписаться в сценарий, подготовленный режиссерами господина Лукашенко. С режимом уже давно все ясно, ни одной неожиданности не произошло.
Режим установил критерий: «народная любовь» к А.Г. ниже 80 процентов опускаться не может и не должна. Поэтому и реальный подсчет бюллетеней избирателей им не нужен. Результат известен, сколько закажут, столько и нарисуют. А ведь из избирательных урн, несмотря на пресловутую толерантность граждан, может выскочить любой сюрприз, скорее всего, сверхнеприятный.
Подтасовка, фальсификация результатов выборов – это неотъемлемые атрибуты любой диктатуры. Они живут до тех пор, пока народ соглашается на свое одурачивание. Но уже есть сигналы от социологов, что сознание у народа меняется. Народу порядком надоело представление комедии, которая называется – «выборы в Беларуси», где ему определено место статиста и зрителя очередного акта. Формируется протестный настрой. И, печально, если голосование «против» приведет к власти очередную «сильную личность» с качествами и намерениями, от которых последствия окажутся для страны еще более трагичными, чем от нынешнего режим.
Итоги голосования за Т.Короткевич предполагают такую возможность.
Причины ситуации, когда в лидеры выскакивает фигура без какого-либо опыта вообще, как политического, так и жизненного, в том, что за двадцать лет оппозиционное движение не только не смогло консолидироваться или усилиться, оно, наоборот, но подошло к черте окончательного упадка, стало делиться на диссидентские очаги.
Если сделать экскурс в прошлое, то можно увидеть, как происходили попытки оппозиции выставить на выборах единого кандидата и как эти попытки с треском проваливались. Конечно, были существенные объективные причины.
Формы поиска лидера были различны. Основная проблема была и, к сожалению, она остается сейчас - это междоусобица в рядах демократической оппозиции. Если посмотреть со стороны, а мне приходилось и изнутри наблюдать то, что происходит в оппозиционных рядах, то возникает вопрос: «демократическая ли оппозиция»?
Попытки решить проблему героев крыловской басни: лебедя, рака и щуки -- в оппозиционном движении были. И неоднократно. В 2001 году на уровне лидеров партий и «политических тяжеловесов» того времени было достигнуто соглашение и на выборы в качестве единого кандидата пошел председатель ФПБ В.Гончарик. По всем данным этот период для Лукашенко был самым сложным, после 1996 года, когда ему грозил импичмент от действующего Верховного Совета XIII созыва. Но договориться на уровне лидеров не означало, что все члены партий и других организаций оппозиции готовы добросовестно работать на решения, одобренные лидерами. Так и получалось. Ибо не было понимания одной главной цели, как восстановить в Беларуси демократически е принципы управления государством.
Междоусобные противоречия, подогретые амбициями больших и малых лидеров, сводили к нулю любые консолидационные усилия. Были два полюса внутреннего негативизма: националисты и коммунисты. БНФ и ПКБ, а так же либералы и социалисты. Но второе противоречие было менее весомо. Основная задача консолидации была найти компромиссный путь для создания единого движения против диктатуры.
В течение очередного политического периода после 2001 года проходило немало встреч, форумов, на которых дебатировался вопрос единства. Истерические вопли «мы не будем вместе с коммунистами» или «мы не будем с бээнэфовцами» стали несколько утихать. Во главе политических партий в это время оказались достаточно умные политики, понимающие главную цель борьбы. Была образована коалиция 5 + (БНФ, ПКБ, БСДГ, ОГП, БПТ). Но ряд других политических организаций во главе с БСДП (Г) (Статкевич Н.В.) отказались от консолидации и образовали свою коалицию. Попытки найти точки сближения наталкивались на амбиции и нежелание лидеров БСДП (Г) сотрудничать в рамках общей цели.
В 2005 году был проведен Конгресс демократических сил. Ему предшествовали собрания граждан во всех районах Беларуси. Основной целью Конгресса было избрание единого кандидата от демократических сил на выборы Президента Беларуси 2006 года и организационное оформление координирующих органов оппозиции.
Я возглавлял Оргкомитет Конгресса. Нами была проделана большая работа по его формированию. На Конгрессе было более 1000 делегатов, избранных от регионов, политических и общественных организаций.
КДС решил свои задачи. Был избран тайным голосованием единый кандидат, и создан Политсовет объединенных демократических сил. Была реализована попытка выбрать кандидата в Президенты РБ через активное участие всех оппозиционно настроенных граждан. Но, как и следовало ожидать, не всех это устраивало. БСДП (Г) был выдвинут другой кандидат, так что реального объединения всех оппозиционных сил опять не произошло. Достигнуть единства не позволили и амбиции, и деньги спонсоров.
ОДС начал действовать системно и это раздражало власть. Активное участие в выборах 2008 года в Палату представителей Национального собрания, когда по данным предварительного голосования оказалось, что около двух десятков кандидатов от оппозиции могут выиграть выборы потребовало от режима ответных мер по расколу оппозиционного движения. Вряд ли кто-либо может сосчитать, сколько провокаторов и сексотов действовало в оппозиционных рядах, разжигая противоречия. В одном из своих выступлений в этот период Лукашенко сказал, что скоро в Беларуси оппозиции не будет.
Прошел еще один Конгресс, мне также пришлось возглавлять Оргкомитет. К этому времени внутри оппозиции формировались и развивались очаги центробежных движений. К сожалению, Милинкевич А.В. не только не смог стать лидером оппозиции, который бы работал на объединение, но стал инициатором создания движения «За свободу», которое внесло диссонанс в организации сильных политических партий БНФ и ОГП. Эти действия играли на руку, как власти, так и тем кругам в оппозиции, которые не принимали выбранный путь интеграции. Против ОДС работали и другие организации типа «Свободная Беларусь», ряд молодежных националистических движений.
Конгресс 2007 года не смог устранить противоречия внутри оппозиционного движения, хотя и принял ряд документов по будущему устройству республики «малую конституцию», «экономическую платформу ОДС».
Усилиями и государственных, и называемых себя независимыми СМИ создавался негативный образ ОДС. Со своей стороны координирующие органы ОДС не смогли наладить более тесную связь с населением, добиться необходимой поддержки.
Окончательный удар по ОДС нанесли действия по созданию движения «Говори правду». Организации ОДС испытывали к этому времени серьёзные финансовые трудности по организации мероприятий и обеспечению своей деятельности. Обладая значительными финансовыми ресурсами, лидеры «Говори правду» стали приглашать на работу с высокими и твердыми окладами активистов политических партий, общественных организаций. Денежный вопрос разлагал моральные и идеологические устои многих активистов. Недавно бывший лидер «Говори правду» признался, что через деньги ставилась задача всех объединить, а за тем признал, что в этом движении, оказывается, заправляли агенты КГБ.
С появлением и действием «Говори правду» можно было сказать, что установка Лукашенко на развал объединенной оппозиции выполнена окончательно. Оппозиционное политическое движение было рассредоточено и стало принимать все больше диссидентский характер.
Начиная с 2010 года, все политические кампании стали проводится по сценариям, разработанным в кабинетах Администрации. Я в свое время возглавлял инициативную группу А.В Милинкевича. Инициативная группа насчитывала более пяти тысяч человек. Мы собрали за выдвижение А.В.Милинкевича более 250 тысяч подписей. Я знаю, что такое собирать подписи. Они не собираются на пикетах. Необходимое количество можно собрать только в результате систематической и скрупулезной работой с населением «от двери к двери». И вдруг 10 кандидатов от оппозиции собирают по 100 тысяч подписей и их всех регистрируют. Невероятно, но факт!
Некоторые наивные люди серьезно восприняли это явление. Я даже слышал радостные замечания после массовой регистрации кандидатов, что вот собрали более 1 млн. подписей.
На пресс-конференции Лукашенко от 7.10.2011 года заявил «Если говорить о выборах, то президентские выборы я проводил по понятиям. По понятиям Европейского Союза. Мы полностью ушли от нашего законодательства» и далее «Главное было требование всех зарегистрировать, а у нас надо 100 тысяч подписей собрать для регистрации. Ну, ладно прошел раунд подписей. Один в Витебском районе взял телефонный справочник и всех переписал. Ну как его зарегистрировать? Этого не зарегистрировали, остальных зарегистрировали – 10 человек. Я им отдал 600 тысяч своих подписей. У меня где-то было 2 млн.700 тысяч, я им отдал, чтобы ЦИК их зарегистрировал. Зарегистрировали всех под железным моим давлением».
Уникальное откровение! И оно, это признание в преступлении, остается без последствий. Я имею судебных. Но не бывает одной стороны медали. Один дает незаконно, другой незаконно получает. Одинаково виновны. Так чем же оппозиционные лидеры, которые согласились на гешефт с властью, лучше тех, кого они обвиняют в фальсификации
До 2010 года никто из лидеров оппозиции с властью на гешефты не шел. Я не исключаю, что Некляев собрал 100 000 подписей, учитывая финансовые возможности его кампании. А остальные летели, как мошки на свет фонаря с названием «кандидат в Президенты РБ», обманывая своих избирателей, идя на поводу у власти. Власти, которая поиграла с ними, как кошка с мышками. Единожды солгавший, кто тебе поверит?
Так что оппозиционные лидеры ничем, выходит, не отличаются от Лукашенко и его кампании.
И вот опять начали проявляться «старые-новые» интеграторы с амбициями на национальное лидерство. Похоже, Конгресс и нужен для реализации амбиций. Сразу ставится условие, неугодных «новому лидеру» на Конгресс не пускать. Н. Статкевич, заявляя о создании оргкомитета без коммунистов, пытается вернуть всех к риторике 90-х годов. Кстати, он тоже до 1991 носил в кармане партбилет КПСС.
Думаю, что Николай Викторович видит конкуренцию в лице лидера левой партии «Справедливый мир» С.Калякина. У Калякина есть структуры и люди, что показал сбор подписей за выдвижение его кандидатом в президенты. Собирали подписи без всякого вознаграждения, считая коммерциализацию в этом деле недопустимым.
Кстати, и в этой президентской избирательной кампании, на мой взгляд, никто из кандидатов не собрал подписи. И насколько я знаю, к Калякину подсылались эмиссары от власти с предложением сдавать подписи и обещанием зарегистрировать, и даже процент голосов называли. Следует отдать должное С.Калякину, предложения были отвергнуты.
Собрав силами членов партии около 70 тысяч подписей, он не стал их сдавать. Идти на сделку с властью не согласился. Что не скажешь о других кандидатах. Я думаю и Т.Короткевич была зарегистрирована кандидатом по согласованию с властью. Но это уже пусть остается на их совести.
Так что мораль у некоторых оппозиционеров не отличается от морали обладающих властью. Я обратил еще на это при проведении Конгресса в 2005 году. Уже тогда присутствовало у отдельных лиц желание обмануть, подставить, чтобы получить перевес при голосовании. А чем пахнут разговоры о том, сколько мест в «палатке» для представителей оппозиции может разрешить Лукашенко за «доброту» Евросоюза к белорусскому режиму? Очередной сделкой. Одной из причин низкой поддержки оппозиции у народа, скорее всего и является то, что нет большого отличия в ее нравственном поведение, от власти. И люди не могут этого не видеть.
Если говорить о сегодняшних направлениях в деятельности оппозиционных структур, то я согласен с Т. Протько. Надо объединяться по идеологическим и нравственным принципам и ценностям. И после попытаться договорится и создать действительно сильную коалицию, обозначив главную цель установления демократических и восстановление конституционных принципов государственного управления, проведения честных выборов под контролем третейских структур. А для того, что бы добиться результата, необходима реальная и сознательная поддержка людей. Над этим и надо работать всем вместе.
А.Бухвостов

ПРОФСОЮЗ И ИНФОРМАЦИЯ
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov

Перед вами сотый номер нашей газеты «Рабочее слово». Четыре года назад Совет Свободного профсоюза металлистов принял решение о создании своего информационного органа. Ограниченность в средствах и невозможность регистрации газеты независимого профсоюза в условиях нынешнего политического режима значительно сузили возможности этого информационного ресурса.   Газета стала выходить два раза в месяц. Созданию газеты предшествовали организационные преобразования в СПМ. В 2010 году часть членов Независимого профсоюза АСМ вошли в состав Свободного профсоюза металлистов и появились возможности расширить информационное обеспечение деятельности профсоюза. Можно сказать, что «Рабочее слово» имеет свою историю. В конце 90х годов Ассоциация независимых профсоюзов промышленности Беларуси и Белорусская партия труда учредили газету «Рабочая солидарность». Газета прошла   государственную регистрацию, а главным редактором стал один из известнейших белорусских журналистов Николай Галко,   до этого возглавлявший газеты   «Советская Белоруссия» и «Народная газета». «Рабочая солидарность» выходила еженедельно, тираж доходил до 20 тысяч экземпляров. Газета распространялась на большинстве промышленных предприятий, в заводских микрорайонах, а так же по подписке. Реформирование профсоюзов, создание независимых профсоюзных структур требовало изменений в   информационной политике   профсоюзов, в содержании печатных изданий, формирования идеологии независимого профсоюзного движения.

Следует отметить, что активная информационная работа – важнейшая часть деятельности профсоюзов. Она должна быть направлена как на освещение профсоюзной жизни, воздействие на общественное мнение, агитацию в пользу профсоюзов, так и на формирование у работников восприятия профсоюза, как организации самозащиты, классовой организации работников наемного труда. Она – неотъемлемый инструмент решения уставных задач, равный по значимости традиционным направлениям профсоюзной работы. Успех информационной работы профсоюзов зависит от эффективного информационного взаимодействия профсоюзных структур всех уровней. Цена «информационного вопроса» – сохранение численности и привлечение новых членов профсоюзов, а по большому счету, будущее профсоюзного движения. Кроме того, информационная работа должна предоставлять члену профсоюза максимум сведений, необходимых ему для осознанного профсоюзного членства.

Ядро информационной работы – профсоюзная печать. Основа её – печатный орган профсоюза или профсоюзного объединения - газета. Газета, выполняя информационную нагрузку, является еще площадкой, где могут сталкиваться различные мнения, позиции по принципиальным вопросам в развития профсоюзного движения, в том числе и отношения к политике, к власти. Девяностые годы - это было время, когда велась борьба за независимость профсоюзного движения, превращения их из органов соцобеспечения, пресловутой «школы коммунизма» в школу борьбы работников наемного труда за свои права, в первую линию обороны трудящихся в противостоянии с капиталом. Газета «Рабочая солидарность» стала на острие этой борьбы. Было ясно, что профсоюзы могут выполнять свои функции, только в условиях демократического государства и «Рабочая солидарность» остро ставила вопросы демократизации общества и государства, играла важную роль в сопротивлении наступлению режима на права трудящихся. Ряд профсоюзных лидеров, скатывавшихся к конформизму, и впоследствии сдавшие режиму профсоюзную независимость, нападали на газету и её редактора, даже иногда требовали его отставки. Но большинство поддерживало газету, на проходных и в профкомах выстраивались очереди рабочих за новым номером «Рабочей солидарности». Газета способствовала проведению в жизнь кредо: « если профсоюзы не займутся политикой, политика займется ими». Что и произошло в Беларуси. Практически все независимые профсоюзные организации на предприятиях были разогнаны. А действующие организации на оставшихся несколько предприятиях подвергаются постоянным репрессиям.

Власть не могла оставить «без внимания» «Рабочую солидарность». В 2004   году «по высочайшему указу» газета был запрещена. Перед этим были ликвидированы учредители: Белорусская ассоциация независимых профсоюзов промышленности, Белорусская партия труда, а также в профсоюзе АСМ отстранены от руководства организации лидеры, стоящие на принципах независимости профсоюзов.

Но традиции независимой профсоюзной прессы, выработанные газетой «Рабочая солидарность» не исчезли. Они сохраняются    в выпуске информационных бюллетеней, редактором которых, остается Н. Галко. «Рабочее слово» - наша газета, пусть и выходящая ограниченным тиражом и в не типографском исполнении. В настоящее время «Рабочее слово» является звеном, которое объединяет как организации, так и членов СПМ. Отрадно, что в газету пишут с мест, с предприятий и уже сформировалась группа рабочих корреспондентов. Именно информационная работа, совместно с юридической поддержкой и помощью   формирует привлекательность и служит делу сохранения и развития СПМ на данном этапе, в условиях нынешнего политического режима. Наша задача сохранить газету, находить средства для её издания, сделать её необходимым источником информации для рабочего человека. Пожелаем редакции успехов и удачи на этом пути.

Председатель СПМ                                        Александр Бухвостов


ФАШИЗМ И ПРОФСОЮЗНОЕ ДВИЖЕНИЕ
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov

В начале своей статьи я хотел бы остановится на основных чертах идеологии фашизма и компонентах фашистского государства. К основным чертам идеологии можно отнести:

Для фашистских государств характерно усиление регулирующей роли государства, как в экономике, так и в идеологии: корпоративизация государства посредством создания системы массовых организаций и социальных объединений, насильственные методы подавления инакомыслия, неприятие принципов экономического и политического либерализма.

Ключевые компоненты фашистского государства:

  - национализм

  - корпоративизм

- тоталитаризм

- государственно – монополистическая капиталистическая экономика

Очевидно, что в таком государстве нет места, да и невозможно независимое профсоюзное движение, как организации работников наемного труда (рабочих) по защите своих трудовых, социальных, экономических и политических прав. Говоря о независимости профсоюза, я имею в виду   только классовый профсоюз - организацию, защищающую интересы своего класса в экономической и социальной политике.

Профсоюзы могут осуществлять свои функции по защите экономических интересов в условиях демократии, политических свобод, безусловного права на свободу объединений и забастовки. Объединение в профсоюз – добрая воля, каждого работника. Никто не должен иметь права запретить или заставить вступать в профсоюз. Вопросы стоимости рабочей силы, оплаты труда, распределения прибыли профсоюзы решают во взаимодействии, в противоречиях и переговорах с капиталистами и работодателями.

Такой статус профсоюзов недопустим с точки зрения фашистской идеологии и в фашистском государстве.

В нем установлен жёсткий контроль государства и в сфере экономики. Это достигалось путём создания системы производственных корпораций, в которые входили представители предпринимателей и прошедших фашизацию профсоюзов. Официальная пропаганда утверждала, что корпорации должны «покончить с классовой борьбой и привести к социальному сотрудничеству». На деле они использовались для регулирования экономических и социальных отношений в интересах фашистского государства. Фашизация профсоюзов – трансформация организации в структуры содействия буржуазии в уничтожении последних остатков классовой борьбы со стороны рабочих, подавление революционности рабочего класса. Независимые профсоюзы запрещаются, на их месте создаются организации типа гитлеровского Трудового Фронта, профсоюзов Муссолини, в которых состоят и работники и работодатели, Подобные организации выполняют роль учреждений, проводящих социальную политику государства в рабочей среде, контролируют состояния настроений работников, оказывают социальную поддержку, организуют культурно – идеологические и оздоровительные мероприятия для рабочих.

Суть социал–фашизма по-простому можно выразить следующим образом:

«Ну, так сложилось, что в процессе развития общества кому-то досталось «весло», а кому-то «матюгальник».  Но это не страшно, все мы плывём в одной лодке, и если хорошо и дружно будем   работать, то, в конце концов, всем нам будет счастье.»

Кстати, подобные высказывание мы слышим постоянно. Многие рабочие и профсоюзы поддаются этой риторике. Сдав свои классовые позиции, они включаются «в игру» по правилу работодателя, по правилу, диктуемому администрацией и капиталом.

В условиях фашизма закономерное «закручивание гаек» обязательно сопровождается  распространением в обществе социальной демагогии и буржуазного патриотизма, призванных отвлечь народные массы от борьбы против капитализма и превратить их в послушное орудие империалистической политики, направленной обычно на борьбу с конкурентами  на внешней арене.

«Заменить классовое сознание, — говорит фашист Ф. Морионо, — сознанием национальным, доказать рабочим, что в их интересах обратиться от группового эгоизма в пользу национальной солидарности, — вот задача фашистского синдикализма» (В.И. Ленин т. ХVстр. 562).

Фашистская диктатура представляется трудящимся как новая форма государственного устройства — «корпоративное государство» (государство, как одна большая корпорация, сплоченная общей идеей о ложно понимаемом благе нации), якобы преодолевшее капитализм. Это аналог того самого «третьего пути», о котором сегодня в России немало разговоров. В сознание населения внедряется ложный буржуазный миф о «единстве нации» и  «национальном сотрудничестве», задача которого скрыть классовые противоречия в обществе.

Фашизм – это массовое движение, впитавшее в себя страх перед неожиданными и бурными переменами значительно более многочисленных групп населения: ремесленников, мелких торговцев и предпринимателей, крестьян, чиновного люда, ветеранов войны. Другой подход к определению этого термина связывает его не столько с целями движения, которые могут от случая к случаю значительно различаться, сколько с методами установления политического господства. Основным из них является созданием культа ненависти к внутреннему либо внешнему врагу, создаваемому мощным пропагандистским аппаратом, не гнушающимся разнузданной ложью для создания нужного эффекта.[

Еще раз подчеркнем сказанное выше —  в условиях империализма в любой капиталистической стране фашизм как политическое направлении в той или иной степени отражающейся в политике буржуазного государства существует всегда, поскольку он генетически связан с  реакционными кругами монополистического капитала и финансовой олигархии. Но не всегда это политическое течение становится господствующим в обществе. Его взывают к жизни, когда не в силах сдерживать растущее недовольство и организованную борьбу работников против власти капитала.

2. Если проанализировать положение профсоюзов в государствах бывшего Советского Союза, то можно найти схожесть в их отношениях с властью с тем, что излагалось выше. В Советском Союзе профсоюзы входили «третьим углом» в административно – командную систему управления государством и работали под руководством КПСС. Что-то подобное сохранилось и сейчас. Я не буду касаться положения профсоюзов в Казахстане, России и других стран СНГ. Остановлюсь ситуации с профсоюзным движением в нашей стране. Я стоял у истоков создания независимых профсоюзов в Беларуси В апреле 1991 года в Минске, в других городах произошли крупные выступления рабочих, сотни тысяч вышли на улицы с требованием изменения политики в стране. Начали создаваться независимые профсоюзы, как внутри национального профцентра, так альтернативные свободные объединения работников. Был принят Закон о профсоюзах, обеспечивающий их независимую от государства деятельность. По объективным (разрыв хозяйственных связей, установление границ и т.д.) и субъективным ( не компетентность руководства, коррупция и т. п) положение трудящихся резко ухудшилось. Известно, что в такой ситуации раздолье для популистов, обещающих все решить и удовлетворить требование масс в «сильной руке» во главе страны. Националисты, которые «правили бал» в Верховном Совете теряли популярность, демократы отвергались из-за проводимой политики и президентом был избран в 1994 году Лукашенко А. Г. Классическая ситуация для появления авторитарного правления. В начале руководством государства было сделано предложение Федерации профсоюзов войти в схему общего, тотального контроля вместе с МВД, КГБ и другими подобными структурами, но профсоюзы не согласились. В августе 1995 с привлечением спецслужб была разогнана забастовка на Минском метрополитене, организаторы арестованы и осуждены, а деятельность Свободного профсоюза приостановлена. Будучи председателем крупнейшего промышленного профсоюза, я написал статью, в которой сказал об установлении диктатуры, ибо первый удар в таких случаях наносится рабочему движению и СМИ. Но рабочие жили надеждой, что новая власть их проблемы решит, и не поддержали бастующих. После разгона режимом с помощью руководства РФ Верховного Совета ХIII созыва, создания карманного Национального собрания, установление контроля за выборами режим начал войну с профсоюзами на подавление их независимости. Был изменен Закон, Трудовой Кодекс, принят ряд декретов, в том числе по введению массовой системы краткосрочных контрактов, создание новых профсоюзов администрацией, запрет на перечисление взносов, угроз расправы с независимыми лидерами и т.д. В 2002 году Президент практически назначил заместителя главы Администрации председателем ФПБ. К концу 2003 года из ФПБ были изгнаны последние независимые лидеры. ФПБ стала частью административной системы власти. На предприятиях установлен контроль за работниками усилиями администрации, профсоюзов, созданных на предприятиях идеологических служб и уполномоченных КГБ. Работники, члены независимых профсоюзов увольнялись, организации независимых профсоюзов разгонялись или становились вряд с профсоюзными организациями ФПБ, отказываясь от независимой деятельности. На работу стали принимать при условии вступления в государственный профсоюз. Крупные предприятия становились корпоративными структурами, в которых работников заставляли подписывать обязательства не участвовать ни в каких общественной и политических организациях, кроме разрешенных. Практически забастовки запрещены.

Сравнивая положение профсоюзов с тем, что говорилось ранее, можно делать соответствующие выводы – в каком государстве мы живем. Но такое отношение к профсоюзам характерно не только для государств с авторитарным правлением, возникших после распада Советского Союза, и вообще для подобных режимов.

Социальный мир, нивелирование противоречий между трудом и капиталом, призыв не считать рабочую силу, труд товаром можно услышать и от Международной Организации труда. Втягивание профсоюзов в систему трипартизма, где им противостоят правительства и работодатели, лишает их независимых позиций. Правят бал в мире ТНК и финансовые олигархи, правительства выполняют их волю. Их задача повязать рабочее движение «по рукам и ногам» вырвать у него жало революционности. К. Маркс завещал: «Рабочий класс революционен или он ничто». Сейчас пока капитал решает эту задачу имеющимися способами, не прибегая к установлению фашистских режимов. Но фашизация общества в разных формах проявления происходит. Его компоненты: национализм (этнонационализм), антикоммунизм, корпоративизм, тоталитаризм, популизм в той или иной форме присутствуют в обществе и государствах, в том числе и в тех, которые учат всех демократии. Пример Украина.

Практически во всей левой среде никто и словом не обмолвился о классовых интересах как движущей силе процессов, происходящих на Украине. Никто не увидел, что ограбленный со всех сторон украинский народ уже просто не может жить по-старому, а верхи уже не могут (или не хотят!) по-новому. Левые силы Украины деморализованы, профсоюзы, на мой взгляд, никакого влияния в стране не имели и не имеют, они уже давно сдали рабочих капиталу. И опять олигархи правят этой страной, вытащив как аргумент этнонационализм и патриотизм. «Патриотизм - последнее прибежище негодяя» - афоризм из словаря д-р Джонсона. Американский философ Ральф Бартон Перри, пережив две войны, писал: «Если патриотизм – последнее прибежище негодяя, это не только потому, что во имя патриотизма могут быть выполненные злые дела, но и потому, что патриотический пыл может уничтожить моральные различия вообще». Об отношении к «злу патриотизма» Л.Н. Толстой писал: «Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых – отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм». Фашизм всегда использует патриотизм для разрушения классовой солидарности и интернационализма трудящихся. Мораль уничтожается, и речь уже идет не цене «слезы ребенка», а сотни, тысячи убитых и обездоленных людей, разрушенные дома и улицы не имеют значение для правителей, рвущихся к власти. Но я надеюсь, что рабочие и левые силы Украины еще скажут свое слово в борьбе с олигархией, или останутся их рабами в пелене национализма и ложного патриотизма.

                                      А. Бухвостов


Круги. Они становятся все уже и уже
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov

        Создается впечатление, что белорусская оппозиция в своей борьбе за демократию ходит концентрическими кругами. Каждый раз новая политическая кампания начинается с одного и того же – муссируется вопрос, как договориться о совместных действиях. И каждый раз демонстрируется неспособность добиться желаемого. Но главная беда в том, что эти круги по охвату электоральной базы становятся все меньше, все уже. Снижается постоянно и количество участников политических кампаний, акций, массовых выступлений.

        Электоральное поле влияния субъектов оппозиционного движения напоминает «шагреневую кожу». От кампании к кампании редеют ряды бойцов. Парадигма, которой следует определенная часть субъектов оппозиции, ведет к диссидентству и отходу от политической борьбы. Вряд ли возможно серьезно противостоять авторитарному режиму, замыкаясь в кругу внутренних противоречий, переговоров и разборок, не имея достаточной поддержки людей.

Многие, кому небезразлична борьба за демократические свободы, за права человека, за права трудящихся, задаются вопросом, почему оппозиция теряет свое лицо, несмотря на растущее недовольство людей своим положением, снижением уровня жизни. Конечно, события в Украине внесли корректировку в настроение и сознание людей, но это только вопрос момента.

  На мой взгляд, самой успешной, если так можно сказать, для оппозиции политической кампанией были президентские выборы 2001 года. Тогда действительно лидеры политических партий и организаций, имевшие достаточно мощные группы поддержки, договорились о едином кандидате от демократических сил. Нельзя сказать, что все члены этих групп добросовестно работали на единого кандидата, но ситуация для Лукашенко была достаточно напряженная, да и результат голосования за Гончарика В.И. ни в одной из последующих кампаний не удалось превзойти. В настоящий момент даже в небольшой коалиции, в составе которой состоят четыре реальные, но «значительно» похудевшие политические партии, плюс два движения, имеющих своих менеджеров, но не имеющих членов и, практически, опирающихся на членов тех же партий, никак не могут договориться о совместном участии в президентских выборах 2015 года.

        Нет желания ни у кого оглядываться назад, делать анализ прошлых действий и, учитывая опыт ушедших лет и прошедших кампаний, определиться с объединением в единый фронт борьбы за изменение политической системы.

        Конгрессы демократических сил проводились у нас достаточно часто. Может на них не достигалась главная цель - объединиться всем для борьбы с режимом, но позитивные сдвиги в сторону интеграции каждый раз обозначались.

        Конгресс демократических сил, проведенный в 2005 году, на котором был избран   единым кандидатом в президенты РБ   А. Милинкевич, был по счету шестым, но первым, где удалось решить вопрос выдвижения     кандидата в президенты.  

        Я принимал участие   практически во всех Конгрессах, а в 2005 и 2007 г.г. возглавлял Организационные комитеты. Безусловно, в 2005 году результаты   Конгресса были для многих товарищей надеждой, что далее оппозиционные силы сплотятся и укрепятся организационно. Были надежды, что А. Милинкевич станет настоящим лидером демократической оппозиции, что позволит значительно усилить влияние демократических сил в стране, и к следующим президентским выборам придти с «раскрученным» лидером, но, к сожалению, это не произошло. И сейчас становится очевидным, что и не могло произойти.

        Конгресс принял решение о создании объединенных демократических сил, был сформирован Политсовет ОДС. Но уже после Конгресса 2007 года стало видно, что центробежные силы в оппозиционных рядах значительно сильнее, и импульс единства, возникший в 2005 году, стал затухать.

        Было сделано немало усилий для достижения единства демократических сил. Начиная с 1998 года, когда в Беларуси   действовала консультативно-наблюдательная группа ОБСЕ во главе с Г. Виком, был установлен постоянный диалог между политическими партиями. Он (диалог) и послужил дальнейшим интеграционным процессам в оппозиционном движении. Но единства полного так и не получилось. Появились "Народная коалиция 5+" «Европейская Беларусь», «Свободная Беларусь» и т.д.

        Эти образования конкурировали между собой и не пытались находить общие точки приложения сил. Можно сказать, что создание ОДС было апофеозом в интеграционной деятельности оппозиции.

Сегодня мы имеем, почти то, что хотел г-н. Лукашенко. Ведь несколько лет назад он неоднократно заявлял, что с оппозицией в Беларуси будет покончено. С оппозицией, способной реально бороться за власть.

Различия в идеологических пристрастиях, геополитическая ориентация, амбиции лидеров группировок и партий, системная работа структур власти и спецслужб по и уничтожению оппозиционного движения, можно отнести к основным причинам кризиса оппозиционных сил.

       

        В 2006 году образовалось движение «За Свободу» во главе с А. Милинкевичем, который ранее не был активным членом политической партии и, видимо, хотел иметь политическую структуру, на которую бы он   мог опираться. Но сам факт образования этого движения ослабил две политические партии -- БНФ и ОГП. Особенно пострадала партия БНФ, которая в дальнейшем раскололась, из нее вышли многие известные лидеры и активисты. Эти действия А. Милинкевича и его сторонников послужили усилению центробежных процессов.

        Окончательный удар по ОДС был нанесен созданием движения «Говори правду». Обладая   значительными финансовыми ресурсами, появившиеся новые лидеры, создав виртуальную зонтичную структуру, перетянули в свои ряды многих членов и функционеров       политических партий. На ОДС был поставлен крест, и в 2009 году Политсовет ОДС прекратил свою деятельность. Политическая культура, которая начала формироваться в Беларуси, начиная с 90- х годов, разрушалась не только правящим режимом, но и такими оппозиционными образованиями, как «За свободу» и «Говори правду».

        Президентские выборы 2010 года показали очередной раз неспособность демократических сил выступать единым фронтом. 10 кандидатов в Президенты – был явный перебор. Собственно и зарегистрировано такое количество кандидатов было только потому, что так решил Лукашенко.

        В 2005 году так же долго работали и договаривались по формуле формирования КДС. В основу были положены несколько положений. Региональные собрания и представительство политических партий, как основа, а так же квота для общественных организаций. Понятно, что такие организации как «Говори правду», «За Свободу» вряд ли смогут выставить какое-либо количество представителей на региональные собрания. Ведь большинству их членов надо будет выбирать оставаться в партии (к примеру, БСДП) или представлять «Говори правду».

        В подобных условиях, лучший способ определиться с кандидатом в президенты, как это было сделано в 2001 году. Сесть лидерам, имеющим президентские амбиции, и договориться, кто реально готов и может стать кандидатом.

        Кандидат от оппозиции   нужен Лукашенко и он наверняка будет, как и в 2010 году. Надо же получить режиму легитимность. Похоже и Европа уже не против этого.

        Чтобы требовать от власти честных выборов, надо самим определиться с честными и порядочными отношениями внутри оппозиционного движения. Еще при подготовке Конгресса 2005 года просматривались явления фальсификации с общественными организациями.   А сбор подписей? Ведь уже в 2010 году было ясно, что собрать на 10 кандидатов по 100 000 подписей у оппозиции нет человеческих резервов. Но если нет реальной команды, способной организовать выдвижение, чего лезть-то в «президенты», чтобы    получить титул «кандидат в президенты». И горько, и смешно.

        В 2005 году у А. Милинкевича инициативная группа насчитывала более 5 тысяч человек. Я её возглавлял. Реально и систематически работала по сбору подписей более трех. Было собрано более 200 тысяч подписей.

Это было в 2005году, когда еще оппозиция не была в таком разобранном состоянии, как на сегодня.

        Так что тем, кто готов идти в президенты, надо сесть и договориться о том, кто пойдет - и начинать работать с электоратом.

        Очевидно, подъем оппозиционного движения требует структурных изменений. Для того чтобы объединить усилия в дальнейшем, сегодня следует размежеваться. Невозможно объединить организации с принципиально различными программными принципами и установками. И мы длительное время наблюдаем последствие таких попыток. Объединятся в блоки или другие интеграционные формы следует политическим партиям и организациям с одинаковыми идеологическими и социально-экономическими программами, с одинаковой или близкой социальной базой. Левые и социал-демократические партии положили начало, проведя в ноябре Форум левых демократических сил «За социальный прогресс». Социальной базой левых партий является рабочее и профсоюзное движение, работники наемного труда, мелкий бизнес. Так происходит во всем цивилизованном мире. Надо накопить силы и левым и правым и тогда объединить общие усилия для достижения основной цели – демократизации политической системы.

        Борьба продолжается.

                    А, Бухвостов


Революционер
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov

              

Я еще раз возвращаюсь к ленинскому определению:

«Раб, сознающий свое рабское положение и борющийся против него, есть революционер. Раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой бессознательности и бессловесной жизни, есть просто раб. Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам»

               Всех ли всех протестующих можно причислять к революционерам. К примеру, взять «майдан» в Киеве, его участников, активных и менее активных, пришедших, чтобы выразить свое несогласие с положением, в которое их поставила власть. В. Зленко, возглавлявший в свое время один из крупнейших промышленных профсоюзов Украины, лет пять назад, делая обзор по Украине, писал о том, что в ней созданы клановые структура. Кланы олигархов и их подручные ведут между собой борьбу за власть. В отличие от Беларуси, где один клан и все ему служат, ибо режим Лукашенко исключает независимость крупного бизнеса от власти, в Украине несколько независимых денежных кланов сориентированных по региональному принципу. Выборы выиграл одни восточной ориентации, и президентом стал их ставленник Янукович. Другие же с помощью ЕС и США, которые в свою очередь, стараются оторвать Украину от России, решили взять власть. Подготовились неплохо. Поднять людей в свободной стране,     где люди бедствуют, несложно.

               Я думаю многие люди, пришедшие на «майдан» искренне надеялись, что власть изменится. Коррупция, мздоимство будут подвергнуты осуждению, и жить станет лучше.

               Были ли они революционерами? Их просто использовали для массовки те, кто сознательно организовал эти выступления для того, чтобы захватить власть, как и националистов-радикалов для активных действий.

               Одни олигархи сменяют других. Вряд ли люди полностью осознали свое рабское   положение, ибо способствуют смене кланов, а значит остались рабами и холопами.

               Революционер бы направил свою борьбу против власти олигархов против тех, кто действительно держит народ за рабов. И все же надо отдать должное гражданам Украины и тем, кто вышел на улицы в Киеве и тем, кто защищают свои права в юго-восточных регионах страны. Они начинают побеждать раба в себе. Но пока хамство и холопство преобладает.

               Именно хамы и холопы начали громить памятники В.Ленину, ибо они чувствуют, откуда может придти действительно сила, которая изменит положение и сделает людей свободными, и поэтому боятся даже мертвых.              Расправа с памятниками напоминает мне картину, когда мертвого льва рвут на части шакалы и гиены. Вряд ли такая личность как В. Ленин нуждается в защите. Гениальный ум, железная воля, уникальная харизма была у этого человека. Именно человека.

Такими был Иисус, Буда, Магомет, чьи учения адепты превратили в религиозные догмы.

               Марксизм-ленинизм так же практически превратили в религию, вырвав из этого учения ядро - диалектику, набив его догмами и цитатами.

               Революция начинается с революции духа в том индивиде, который не может мириться со своим рабским положением. Человек начинает осознавать, что с людьми обращаются так, как они это позволяют. Он избавляется от всех наносных идейных догм, внушений, зомбирования и осознает себя свободным человеком. Свободному человеку нет необходимости следовать религиозным догмам и верованиям. Осознает, что бог в нем, что он может изменять действительность, вступать в борьбу против тьмы и зла, против удушения личности, превращения человека в раба.

               Религия – набор догм, делающих из свободных людей рабов. Когда человек освободится от всех догм и страхов, поверит в себя, в свое предназначение, он может достигнуть просветления.

               В Украине уничтожают памятник Ленину, других революционеров, в Литве свезли их в одно место, сделав своеобразный «зоопарк», подобное происходило в Латвии и Эстонии.

               Эти деятели забыли или стараются стереть из памяти потомков кому обязаны появлением этих государств. Не было бы В.Ленина, не было бы революции 1917 года, оставались бы украинцы, белорусы, латыши, литовцы, эстонцы, финны, армяне и другие национальными меньшинствами в Российской империи.

               Думал ли Иисус, что с его именем церковники будут уничтожать миллионы и миллионы людей, целые цивилизации, сжигать на кострах свободных людей, выдающихся ученых, женщин, думал ли Магомет, что закрываясь его учением, террористы будут взрывать невинных людей, детей, стариков.

               Точно также Сталин и его подручные уничтожали своих соотечественников, прикрываясь намерениями построить коммунистическое общество. Коммунизм – учение, созданное великими утопистами Моором, Оуэном, Кампанелло было растоптано рабами и хамами, облачившимися в одежду революционеров.

              

Ведь и христианство, и ислам и другие религии создавались, используя имя человека, ставшего на защиту бедных и угнетенных, сирых и слабых. Иисус, Буда, Магомет – они своими деяниями хотели показать путь к освобождению, но их последователи превратили их в божков и стали использовать для подчинения, для сохранения людей в рабском и холопском положении. Религия – набор догм из тех учений, которые развивали и пытались донести до людей. А ведь добро может переходить во зло, как и зло в добро. Вся прошедшая история подтверждает это положение.

               Мы живем в обществе, где безгранична власть денег. Неолиберализм утверждает, что каждый за себя, а значит человек человеку волк. Кто имеет деньги, то имеет настоящую власть, а все правительство - это практически марионетки капитала.

               Власть денег. Все продается и покупается в этом обществе рабов и хамов: власть, свобода, совесть, честь, любовь. Все.

Революционер – этот свободный человек, который борется против власти денег и капитала, делает все для изменения сознания людей, работающих на капитал и служащих ему. Он понимает, что революция начинается с революции сознания, духа. Трудный, неимоверно тяжел этот путь. Чтобы стать революционером его надо пройти. Чтобы изменилось общество, победила революция, необходимо чтобы люди победили в себе раба и хама, и стали свободными.

                              А. Бухвостов


Как один "майдановец" трех министров "опустил"
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov

        

     Министры иностранных дел Германии, Польши и представитель МИД Франции выступили посредниками в переговорах оппозиции и президента Януковича, взяли на себя ответственность быть гарантами исполнения подписанных совместно всеми участниками переговоров соглашений. Но лидер "Правого сектора" Д. Ярош своим выступлением на митинги перечеркнул все договоренности. И соглашения были растоптаны. Стоит вопрос: "Почему министры иностранных дел молчат об этом, словно набрали в рот воды?"

Конечно, неприятно и позорно чувствовать себя оплеванным и практически "опущенным", но ведь вызвались посредничать сами. И должны вобщем-то ответить перед мировым сообществом за свои действия. Думаю, что Россия довольна, что ее представитель не подписал эти документы, которые оказались "филькиной грамотой". Смешно смотреть, как эти страны пыжатся и для отвода глаз от своей несостоятельности, пытаются переложить всю ответственность за дальнейшее развитие украинских событий на Россию. С их попустительства, охваченные эйфорией вседозволенности, националисты отменили закон о региональных языках и поставили Украину на грань катастрофы. Неужели новых правителей не пугает грядущее. Пенсионеры не смогут получать пенсии, неимущие лишаться социальной поддержки, бюджетники перестанут получать зарплату. Или все пойдут на "майдан", где их будут кормить и развлекать.?

Поннмая сущность таких организаций, как" Правый сектор", да и полученные представления о работе спецслужб США и других стран я думаю, что снайперы, отстреливающие людей, работали   по их заказу. Никто не считал, сколько погибло бойцов "Правого сектора"? Почему, к примеру, не подстрелили Д. Яроша? Если эти снайперы были от Януковича, было бы так. Постреляли же бойцов "Беркута" и простых майдановцев.

Я бы хотел, что бы эти министры сделали заявления о своем провале и ушли в отставку.

Новая власть своими действиями показывает, что ничего не меняется. Губернаторами назначаются олигархи. Некоторые наивно думают, что эти люди будут тратить свои деньги на нужды народа. Они привыкли брать все себе. И вряд ли откажутся от этого жизненного принципа. Новая власть начала репрессивную деятельность. Всех инакомыслящих под арест. А ведь Янукович этого не делал.

К майдану у меня двоякое отношение. С одной стороны нельзя не поддерживать, с другой «майдан» это места, где используя простых людей, как «пушечное мясо» одни денежные кланы борются за власть с другими. К власти рвутся радикальные националисты, которые практически управляют «майданом». Украина становится центром, где столкнулись геополитические интересы России, США и ЕС. Опасность в том, что в Украине может радикальный национализм развязать гражданскую войну.


МЫСЛИ О НАШЕЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
поиск, Свобода, выход
alex_bukhvostov

  Когда воруют 100 рублей - это преступление, когда 100 миллионов или миллиард - это политика. Уходя от налогов через оффшоры, проводя финансовые комбинации и спекуляции, отдельные ловкачи наживают миллиарды, выкачивая деньги из работников и в первую очередь материального производства. Деньги в нашем обществе - власть. Но денег много не у одного или несколько человек, а у группировок и кланов, которые начинают вести борьбу между собой за власть. Каждый из них выбрасывает лозунги и призывы, одурачивающие народ. Демократия, свобода для них демагогия. Они позволяют простым людям, а такими они считают тех, у кого нет больших денег, работающих на них, тех, за счет которых они создают свои капиталы, быть статистами, лишь активной массой используемой для реализации своих замыслов. Так было всегда в нашем мире.

Киевский майдан. Идет борьба кланов за власть. Из стен Рады борьбу вынесли на улицу, используя появившийся повод. Можно склонить голову перед простыми людьми, которые стояли и стоят на площади, протестуя против воровства и коррупции властей. Но напрасно ждать от тех сил, которые рвутся к власти демократии больше, чем сейчас, или улучшения жизни. Вряд ли станет жить лучше людям, если посмотреть на нынешних оппозиционных лидеров и их идеологию. Как говорится хрен редьки не слаще. Конечно, хочется жить хорошо каждому.. Иметь работу, хорошую зарплату, социальную защиту. Но МВФ, придя с кредитами на Украину, потребует "затянуть пояса", отказаться от имеющейся социальной государственной поддержки малоимущего населения. Увеличится стоимость жилья и всех услуг. Политика МВФ одинакова во всех странах. Богатые будут богатеть, бедные беднеть. Многие думают, что заработная плата в таких размерах в Европе зарабатывается работниками. И достигнутый уровень жизни обеспечивается за счет более высокой производительности труда западных рабочих. Это далеко не так. Перемещая производства в третьи страны, капиталисты платят зарплату за тот же труд, за те же результаты труда в десятки раз меньше, чем западному работнику, получая при этом огромные прибыли. За счет усиленной эксплуатации рабочих третьих стран капиталисты поддерживает социальное спокойствие в своих странах, платя зарплату, обеспечивающую достигнуты уровень жизни. Европейский рабочий живет лучше за счет рабочих третьих стран. В этом, весь смысл глобализации. Капитал перемещается значительно быстрее, чем способность рабочих организовываться в борьбе за свои права, то есть труд. Если бы капиталист переместил свое производство в другую страну и стал платить такую же зарплату, как у себя в стране, то он бы стал банкротом.

Поэтому капиталу демократия нужна только для себя, но не для наемного работника. Любой авторитарный режим, или даже диктатура будет поддерживаться, если этот режим будет удобен капиталу, будет создавать условия для получения сверхприбылей. За примером ходить далеко не надо. Фашисткая диктатура Пиночета в Чили, авторитарные режимы в азиатских и африканских странах или в некоторых государствах СНГ. Я думаю, что режим Лукашенко в Беларуси устроил бы западных демократов, если бы этот правитель следовал в полной мере их установкам и, конечно же, не в соблюдении прав трудящихся.

Капиталу не нужны сильные независимые профсоюзы. Колоссальные средства были брошены на то, что бы отравить работников наемного труда неолиберальной идеологией, разбить их организованность и солидарность. Именно организованность и солидарность людей наемного труда, объединенных в независимые профсоюзы - основное препятствие для сверхприбылей капиталистов. А теперь скажите, какой политический режим будет поддерживать капиталист? Тот, который вводит запрет на профсоюзы, разгоняет профсоюзы или превращает их государственную структуру, или тот, который поддерживает демократическое развитие и законодательно обеспечивает независимое и свободную деятельность профсоюзных организаций? Ответ может быть только один.

Усиление социального расслоения, концентрация богатства произведенного всеми трудящимися в руках кучки сверхбогачей, политика правительств развитых стран, направленная на удовлетворение крупного капитала, ведет к социальным обострениям. Практически в подавляющем количестве государств нет свободных и справедливых выборов. Результат в избирательных кампаниях зависит от административного ресурса или денег. У кого больше денег, тот побеждает на демократических выборах. Практически действует в закамуфлированном виде имущественный ценз. В нашем обществе все продается и покупается. Люди, не желающие так жить, становятся лишними. А от лишних, как известно, стараются избавляться.

Идет перманентная мировая воина. Воина между классами капиталистов и наемных работников, между капиталистическими кланами за власть, которые используют классовые и религиозные противоречия для одурачивания народных масс и использования толпы для реализации своих целей. Международный терроризм - это мировая война. Победить терроризм невозможно пока существует для него социальная база, пока одни покупают своим любовницам яхты, апартаменты за сотни миллионов долларов, в то время как миллионы бедных людей умирают от нищеты и голода, когда нет средств заплатить за операцию умирающему ребенку.

               Во всех       странах ведется борьба против профсоюзов, политических организаций защищающих права наемных работников. Рабочее движение, как кость в горле у нынешних правителей    в государствах,      образовавшихся на территории бывшего Советского Союза.         Как черт ладана они боятся даже упоминания о революционном движении рабочих. Сейчас они поднимают на щит царей, помещиков, фабрикантов, других их сподвижников, уничтожавших крестьян и рабочих. Россия больше всех преуспела в реставрации в сознании людей образы царей и преданию забвению, всех граждан, боровшихся против самодержавия, за свободу и демократию. Оказывается" добрый" царь Александр Второй отменил крепостное право. Ему уже восстанавливают памятник. А то, что в это время страна полыхала крестьянскими восстаниями, действовали организации революционеров - демократов, то, что экономика страны загибалась от коррупции и воровства чиновников - казнокрадов, об этом стараются забыть. Еще дальше пошла в деле "промывки мозгов " православная церковь. Попы сделали святым Николая. Второго, прозванного в России "кровавым", за расстрел мирной демонстрации рабочих. Погибло около пяти тысяч мужчин, женщин и детей. Вряд ли сейчас в России будут говорить о " кровавом воскресенье 9-ого января 1905 года, о ленском расстреле рабочих и других преступлениях царизма, унесших миллионы жизней. Нынешнему авторитарному режиму, власти олигархов и их ставленников необходимо увести общественное сознание от борьбы работников за свои права, граждан за свободу и демократию. Практически преданы анафеме деятели рабочего и революционно-демократического движения. Ведь в большинстве стран СНГ, практически, установлены режимы личной власти, с пожизненным правлением, уже власть передается по наследству, как в Азербайджане. Казахстан, Узбекистан, Беларусь имеют у власти диктаторов с царскими полномочиями. Любое упоминание о революции, о борьбе, о рабочем движении они подвергают преследованиям.

Возможно сейчас их время, маятник качнулся в их сторону, но так не должно быть вечно. И не будет.

                                А. Бухвостов